Вверх
Вниз

Максим Жуков: «Можно тратить деньги на бухло и шлюх, а можно и на альтернативные клубы»

Витебск на связи! Город, известный по «Славянскому базару», но лучше бы по своему рок-движению. За последним уже двадцать с лишним лет присматривает Максим Жуков — звукорежиссер, музыкант, промоутер и в целом такой вот пропагандист альтернативного рока.

О том, как можно столько лет заниматься тем, что больших денег не приносит, как не устать бороться с местными чиновниками и при этом двигаться, пробиваться, проламываться дальше — и пошел наш разговор. Нашлось место и откровенному шакализму!

— Может кто и не знает, но белорусский рок не ограничивается пределами минской кольцевой дороги. Есть он (почему-то) и в других городах нашей Сильной и Независимой Родины. Вот Максим Жуков, как многолетний пропагандист витебской рок-школы — даст клык за то, что рок жив и в его родном городе?

— Да, в Витебске есть четыре независимых рок-клуба. Это Dietrich, «Торвальд», «Битлз клуб «Чердачок» и VZAP. В «Дитрихе» последнее время проводилась всякая чернуха типа хардкор/краста левацкой направленности и метал/грайндкор-концерты, в «Торвальде» ситуация более всеядная — от бардов до сладжа, от исторических лекций до паб-квиза. В «Чердаке» обычно играет музыка, близкая по духу к «битлам», конечно. В VZAP концертов немного, там, в основном, всякие кружки, выставки, лекции и прочие ивенты.

Иногда альтернативные концерты проводятся в «Задвинье» (государственный культурный центр, расположенный в исторических зданиях), в ДК «Витебск», в районных ДК помельче, ну, и в Ледовом дворце, а также в самом амфитеатре. Не так давно открылось еще пара баров, где по выходным играет рок-музыка. Это «Бар 212» и «Бро’бар». Насколько я знаю, совсем скоро откроется еще несколько заведений с живой музыкой, но будет ли там альтернатива, большой вопрос.

— Мы прекрасно знаем, чем ты занимался в конце 90-х и в начале 2000-х — рулил звукозаписывающим лейблом «ЖОПА рекордс» (на самом деле BUTT Records, конечно же), носил кассетки с витебским роком в редакцию минской «Музыкальной газеты», потом занимался проведением концертов и даже дослужился до статуса арт-директора клуба «Сова». А что сейчас?

— В армии я не был, поэтому инфа про «дослужился» несколько гиперреалистична. Идейным вдохновителем клуба «Сова» был я и с первого дня открытия был арт-директором. Также я проводил концерты в клубе «Юла» и организовал вместе с Виталием Элькиным клуб «Ангар 18», который просуществовал ровно один концерт. В «МГ» я был представителем витебского региона и печатался почти в каждом номере. BUTT Records почил в бозе 15.12.2005 года, в связи с уголовной ответственностью за участие в незарегистрированных общественных объединениях (ст. 193.1 уголовного кодекса РБ). Правопреемником этой организации стало частное предприятие «Жуков», которое существует до сих пор.

В принципе, сейчас ничего не изменилось. Я также делаю концерты, озвучиваю концерты, помогаю по мере сил альтернативному движению в Витебске. Из изменений — около четырнадцати лет я владею собственным маленьким бизнесом, который непосредственно связан с альтернативной музыкой, звуковым оборудованием и другими технико-конструкторскими работами.

Последние несколько лет стал участвовать в научно-исследовательской деятельности и вместе с единомышленниками уже выступал с докладами о витебской альтернативе и частном коллекционировании на международных конгрессах в Польше и Украине. Больше десяти лет увлекаюсь культурой 50-х. Собираю и использую в жизни технику того времени, танцую линди-хоп.

Максим Жуков«BUTT Records почил в бозе 15.12.2005 года, в связи с уголовной ответственностью»

— Больше десяти лет ты возишься со своим лофтом Dietrich. Начиналась его история трудно — мы даже отыскали публикацию, в которой ты жаловался на родной Витебск, который-де мешал тебе нормально эксплуатировать купленное у города помещение. Сейчас-то все в порядке? Ты может даже вышел на какую-то прибыль?

— Следует различать бизнес и хобби. Но, так получилось, что мой бизнес идет практически в той же области, что и хобби. То есть, при другом стечении обстоятельств у меня могло быть дело по продаже пельменей, часть денег из которого я бы тратил на музыку. Но, в моем случае бизнес больше переплетен с моим увлечением, так как находится в одной сфере деятельности.

Трудно сказать, насколько «Дитрих» убыточен или окупаем, так как перекрестное субсидирование завуалировано схожими проектами. Однако, самостоятельно такие проекты как «Дитрих», в нашей стране существовать не могут. У других витебских клубов такая же ситуация. «ВЗЭП» спонсируется бизнесом, не связанным с арт-пространством, «Чердачок» спонсируется из бизнеса владельца, «Торвальд» спонсируется пабом, находящимся в одном помещении с концертной площадкой. То есть, те люди, которые создают альтернативную политике партии культурную программу Витебска, вполне могли бы тратить заработанные деньги на бухло и шлюх, тащемта, например.

— Вообще рулить клубом (лофтом, ладно) трудно? Сравни свои мысли на старте и мысли сейчас — ушел ли за эти годы романтизЬм и энтузиазЬм, осталась ли только необходимость работать?

— Я в интернете с 1998-го года и видел первые пиксельные картинки, выложенные на американских серверах, поэтому томиком офсетных репродукций Босха меня не напугаешь. Да и работа моя очень приятна — стоишь, пальчиком по планшету водишь, музыку слушаешь. Ну, а если серьезно, то, куда мы с подводной лодки денемся?

Да, энтузиазма поубавилось, «Дитрих» я сейчас поставил на паузу, но по-прежнему катаюсь по клубам со своим концертным аппаратом, озвучиваю всякий грайндкор и не очень, периодически ругаюсь с различными государственными структурами и стараюсь не напрягаться в погоне за длинным рублем, предпочитая свободное время проводить за уничтожением виртуальных танков.

— Dietrich, как мы понимаем, это не твое основное место работы и не основой источник дохода. Можно ли в белорусских реалиях заниматься любимым делом (в частности, рок-клубом) и с него жить? Что для этого нужно поменять?

— Да, рок-клубом можно заниматься — несколько клубов альтернативной музыки в Витебске тому подтверждение. Однако, культура и искусство никогда и не были самодостаточной единицей, зарабатывающей деньги. Эти области всегда спонсируются либо государством, либо меценатами. Естественно, рок-клуб, живущий только на деньги с продажи билетов на различные акции — нежизнеспособен. Проблема лишь в том, что чиновники, в массе своей выходцы из советского села, видят культуру сквозь призму или даже точнее, сквозь ромбик света, пробивающегося сквозь дощатую дверь холодного сортира. Поэтому, те небольшие деньги, выделяемые на культуру, уходят на оплату весьма сомнительных «дожинок», фестивалей военной песни и прочего русского блатняка. А действительно стоящие мероприятия, типа «Классики у ратуши», оплачивает частный инвестор. И, если бы государство на современном этапе хотя бы не мешало проведению культурных мероприятий, не говоря уже о посильной помощи, то мы бы вполне могли видеть гораздо чаще если не успешные, то, хотя бы почти окупаемые альтернативные проекты белорусов.

Из уст музыкантов посредством звукоусилительного оборудования постоянно звучат речи об Александре Григорьевиче Лукашенко, после чего обычно приезжает один или несколько нарядов милиции

— Проводится ли в Dietrich идеологическая работа, имеется ли там наглядная агитация, выступают ли лекторы от БРСМ? Сегодня, когда классовый враг подползает все ближе к границам нашей Родины это архиважно!

— Да, в «Дитрихе» из уст музыкантов посредством звукоусилительного оборудования постоянно звучат речи об Александре Григорьевиче Лукашенко, после чего обычно приезжает один или несколько нарядов милиции и, в зависимости от юридической подкованности лекторов, концерт продолжается, либо заканчивается. Также иногда сотрудники МВД проводят обыски и осмотры помещения на случай обнаружения несанкционированной символики, запрещенных предметов и субстанций. Участковый инспектор района, где находится «Дитрих», всегда лично здоровается со мной за руку и сочувственно вздыхает.

Недавно я приобрел серию раритетных плакатов наглядной агитации эпохи развитого социализма, и собираюсь просвещать посетителей агитками правил технической безопасности.

— Пару лет назад ты активно защищал ваш парк Партизанской славы, в котором богоизбранные товарищи собирались построить жизненно необходимый Витебску Софийский собор. Парк отстояли, и теперь он, наверно, рассадник сатанизма, порнографии и наркомании?

— Да, в парке теперь отдыхают безбожники, любители Зверя и женщины, имевшие случаи порочного зачатия. Хотя обычным людям кажется, что это молодые люди, собачники и мамочки с детьми. Хахаха, колыхающийся лик нашего бога Летающего Макаронного Монстра надежно скрыт под дуршлагом, надетым на головы воинов спагетти!

Максим Жуков«Всегда стоит помнить, что у меня есть веселый школьный ВИА и благодарные восьминогие зрители»

— Мы, столичные, из витебской рок-сцены помним разве что «Алмазный фронт» да «Пять диезов». Первые распались еще в 2011 году, вторые успешно живут на русские деньги в Москве. Можно еще вспомнить замечательный ВИА Analworm, группы Goldprick, Forodwaith… А сам-то что слушаешь из витебского, актуального, живого?

— «Алмазный фронт», кстати, до сих пор иногда выступает в акустике. Эдик Юдовин, помимо Хайфы, раз в год прилетает в Витебск и дает большой концерт. Вот, на днях будет в «Торвальде», например. Из актуального интересен The Bright Inside, De Puta Madre Banda, VelYur. Остальные интересные проекты города и области давно переехали в другие города. Например, проекты Вовки Плюмбума, Nitkie, «Серебряная свадьба», Михей Носорогов или «Нагуаль».

— Вообще непонятно зачем Витебску Dietrich и какой-то там подвальный рок, если у вас есть «Славянский базар». Не стыдно бросать нехорошую тень на главное культурное мероприятие страны?

— Больше скажу. Лет пять назад я придумал идею «Ассоциации витебских рок-клубов», чтобы альтернативные концерты этих площадок включили в план городских мероприятий. В этом году даже состоялось собрание учредителей этих клубов, где мы обсудили цели и задачи, но… проект пока не получил продолжения.

Виталий Шум: «Мое время в андеграундном рок-движении вышло»

Разум человеческий, порой, рождает не просто странные, но и вовсе не поддающиеся хоть сколько здравому объяснению идеи и желания. Посему не исключено, что в далеком-далеком будущем, когда не будет ни меня, ни вас, ни этого блога и, может быть, такой страны, как Беларусь, не будет, какому-нибудь неофиту по непонятной даже ему самому причине взбредет узнать, какой же была музыкальная жизнь этой самой Беларуси в начале «нулевых». Ковыряясь в архивах, он с удивлением узнает, что у страны той была даже рок-столица — город Могилев, гремевший своими музыкальными делами, благодаря деятельности творческого объединения ЦЕНТР ЖИВОГО РОКА, у руля которого стоял Виталий Шум.

— Тебе уже за сорок. Рок-н-рольный огонь в глазах еще не погас (нам просто из Минска не видно)? Или ты, как и Виталий Шум, в прошлом главный рок-пропагандист Могилева — давно стал думать о вещах более приземленных, о нормальной работе, бабле там, о детях?..

— Я могу понять Виталия, ведь ему уже за тридцать, а жизнь в Беларуси тяжела и неказиста. Пора подумать о даче, огородике и закатках на зиму во время работы на чужбине, а то и, прости господи, эмиграции. Мне же пока идет всего лишь пятый десяток, жизнь только начинается и пару лет назад я осуществил подростковую мечту — начал учиться играть на барабанах. А совсем недавно у меня в «Дитрихе» собрался школьный ансамбль из таких же супердилетантов и мы весело фальшивим по вечерам, пугая пауков.

Кстати, параллельно я работаю над перезагрузкой «Дитриха». Не знаю, получится ли это на самом деле или нет, пока слишком много документальной работы и чиновничьей волокиты, однако, сам процесс запущен. При удачном стечении обстоятельств выйдем на более высокий уровень. Ну, а если не получится, то всегда стоит помнить, что у меня есть веселый школьный ВИА и благодарные восьминогие зрители.

— В своем Facebook ты все чаще обращаешь внимание на родной Витебск с точки зрения блогера-урбаниста: там плиточка плохая, сям водосток сделан неаккуратно… Так и до войны с неправильной парковкой дело дойдет! Откуда в тебе это вдруг?

— Это Антон Мотолько виноват. У нас даже 115.бел появился сразу же после Минска. И я считаю, каждый житель местности, где он живет, просто обязан делать ее максимально комфортной для проживания. Зона комфорта должна находится не только внутри стен отдельно взятой квартиры, но и за пределами дверного коврика. Говорить о том, что Обама зассал весь подъезд, а эти лодыри-коммунальщики не меняют лампочки в парадной, по меньшей мере глупо. Умный и активный гражданин не только пишет критические статьи в мордокнигу, но дублирует обращение городским властям (не говоря уже о том, что он просто не бросает окурки с балкона). Я очень ленивый человек и любитель комфорта, поэтому хочу в городском пространстве чувствовать себя не хуже, чем в собственной квартире. Что для этого нужно? Всего лишь копипастнуть критический пост фб в электронное обращение на сайте городской администрации, либо на 115.бел. Конечно, в экстренных случаях нужно оторвать мягкое место от дивана и выйти на улицу, иначе Юра, космос никогда не будет наш.

Говорить о том, что Обама зассал весь подъезд, а эти лодыри-коммунальщики не меняют лампочки в парадной, по меньшей мере глупо

— Бываешь ли ты на минских концертах? Есть ли у тебя столичные любимчики?

— Да, раньше частенько ездил. Pain, Sepultura, Napalm Death, Prodigy, Walls of Jericho и т .д. Сейчас на это нет времени и желания, однако, в прошлом году я специально приезжал на юбилей Князя Мышкина в «Азгур». И вообще, слежу за белорусской сценой в полуха. Вот, Дима Безкоровайный периодически подкидывает на своей «стене» свежего материала. С другой стороны, кому нужен этот Минск, когда любую группу можно привезти в Витебск? Например, только в «Дитрихе» последние пару лет выступали следующие минчане: RU.ST, Mental Bait, Bad Rules, «Параллель», «Князь Мышкин», «Віктар Сямашка ды Кумпанія», Kitchen Stuff Only, Kick Flames, The Four, Kreepy Krush, Paint The Future Black, An Argency, Dracula, Alate, «Одна пятая», Punkrot, МТМ, Kain XVIII. В других клубах я озвучивал Лявона Вольского, ТТ 34, VAL, Downhill, BalticBand, CrossB. Band, DeadlyBells, MASQUENOIR, WHITECAVE и так далее, так далее, так далее. Сколько же минчан в Витебске выступило мимо моих рук и ушей, начиная от NeuroDubel, N.R.M., Каси Камоцкой и прочих Палин, я вообще не считаю.

Как ни странно, очень нравится «Серебряная свадьба», правда, это витебляне. Из экстрима зашел концертный Kain XVIII, Коник удивил внезапно. Была такая неплохая группа Kusudama, недавно озвучивал новый проект саксофониста MASQUE NOIR. «Віктар Сямашка ды Кумпанія» пролил елей на мое израненное сердце звукооператора. CrossB. Band — любимая ретро-тема, как и Silicon. Последних слушал совсем недавно в Парке Победы на «Дне танкиста». То есть, небольшое представление о минской сцене есть, иногда и там попадаются годные команды.

— И последнее. Когда уже закончится все это говно?

— Все умрут, даже девочки. Только девочки без бороды.

 

ВСТУПАЙ В ОТРЯДЫ ШАКАЛОВ!

Facebook.com/shakal.today

VK.com/shakal.today

Twitter.com/shakal_today

Ok.ru/group/53943293247678