Вверх
Вниз

«Журналистики больше нет». Поэтому Макс Ивашин снова за клавишными

«То самое чувство, когда»… — ты возвращаешься к Герою Твоего Первого В Жизни Интервью. Ровно 20 лет назад трясущийся начинающий автор минской «Музыкальной газеты» записывал на диктофон Максима Ивашина, клавишника группы Neuro Dubel. И вот, спустя много лет, мы снова беседуем. Но теперь уже не в формате «он охотник — я сайгак»!

Немного обязательной ностальгии («нынче не то, что давеча»), о творческом застое Максима (или нет?), общем мироощущении и, конечно же, о будущем Neuro Dubel. В этот раз — подчеркнуто трезво!

— Попытаюсь вспомнить свои ощущения от того интервью 20-летней давности. Я сильно нервничал, особенно после слов редактора «Музыкальной газеты» Олега Климова: «Дима, лови Макса как можно быстрей, а то он загуляет». Но я трясся ровно до того момента, как ты мне налил первый стакан очень хорошего портвейна. А ты помнишь себя образца 1998 года? Какого цвета эти воспоминания? 

— А после какого стакана ты сам потерял нить разговора? :) Если серьезно — конечно, помню. Хоть и удивляюсь — нет, не тому «как это было давно», которое принято произносить дребезжащим старческим голосом. Кажется, что все происходило вчера. Ну максимум позавчера! Но за это время случилось такое громадное количество событий, что остается только удивляться.

Цвета — довольно пестрые, очень сочные. Как в калейдоскоп смотреть на яркий свет. Было легко. Силы хотелось (и получалось!) тратить без оглядки, и на серьезные вещи и на разгильдяйство. Последнего тоже хватало, но оно было… каким-то правильным, если так можно сказать. Не безбашенным, не разрушающим. Возможно, потому, что к тому времени головушка уже то-сё соображала, выстраивала логические цепочки, видела связи. Начал взрослеть?

Пожалуй, самое приятное: вся эта пестрота приносила достойные плоды, давала хорошую обратную связь и открывала перспективы. Успехи Neuro Dubel, какое-никакое имя в журналистской среде… А завершились 90-е для меня еще приятнее — аспирантурой в США!

Макс Ивашин«Я с идеей хэви-метал-клоунады, трэш-кабаре ношусь, наверное, уже десяток лет»

— Вот кстати. Ты долго жил в США, затем в Канаде. Почему там так и не остался? Это сейчас выглядит так естественно и нормально — уехать из Беларуси навсегда. 

— Так спрашивает каждый второй, кто узнает эту часть моей биографии! :) Расставляю точки над i.

В Штатах я был по специальной программе обмена, под эгидой Фонда Сороса и Госдепартамента. И по специальной визе: J1, с обязательным двухлетним пребыванием в стране происхождения. Это, в общем, логично: вдохновили тебя американскими ценностями — будь любезен внедрять их на Родине. Особенно в моем случае, по специальности «массовая коммуникация» — нужно говорить о различиях РБ и США?..

Поэтому в Штатах можно было остаться только нелегально. Зачем? Да и по дому я за 2 года соскучился.

С Канадой вышло гораздо хуже. Наверное, найдутся несогласные со мной, кто там устроился вполне сносно. Но я, честно, себя там не нашел. И специальность, и язык — все в наличии, а работы поначалу не было вовсе! Сам виноват: мне предложили поехать в Канаду, и я бросился, не проверив фактическую действительность. А точнее, подумал, что там так же офигительно, как в Штатах. Ан нет — в отношении бизнеса в Канаде было совсем не так просто и сладко.

Тем не менее устроился, начал работать и зарабатывать. Кстати, именно в Канаде началась моя PR-карьера. Но в какой-то момент я понял, что так и буду до старости клепать пресс-релизы, выше не прыгну — рынок слишком маленький и стабильно-застойный. Я за месяц к черту свернул дела и уехал в Польшу работать на радио!

Информационный шум, который производит белорусская PR-тусовка — вот это на самом деле «прости-господи»

— Ты вообще чем сейчас занимаешься? Знаем, что ты, прости-господи, пиарщик вроде…

— Информационный шум, который производит белорусская PR-тусовка — вот это на самом деле «прости-господи». Наблатыкались в терминологии, сбацали пару успешных кейсов — и гордые уже, «пи-а-а-а-арщики». Большинство работает с грубыми ошибками или по наитию, называя это «особенностями рынка»: было бы смешно, если бы не было так грустно.

Я же сотрудничаю с несколькими неместными компаниями на неместных же рынках. В бой не рвусь и в спрэчкi ня лезу — бо памру са сьмеху.

— А как же музыка? Творишь что-нибудь, играешь с кем-либо?

— Для того, чтобы музыка выходила из-под пальцев, она должна звучать внутри. На данный момент душа не поет, так сложилось. Поэтому ограничиваюсь приглашениями помочь другим людям, предпочитаю разовое сотрудничество.

Резиновый Hall. И Саша, который принес нам всем ура

«Я уебищем родился, и уебище люблю!» — ревел в сотни глоток гламурный зал Prime Hall, и под напором таких признаний ТЦ «Замок» пал, растворился в народной любви к панк-группе Neuro Dubel. Ехали уроды на поминки, а пришли на праздник. К Александру Куллинковичу.

— Последний твой сольный альбом вышел в 2004-м — это уже очень давно. Максу Ивашину в музыкальном плане вдруг стало нечего сказать?

— Повторю, на данный момент меня не тянет создавать пространные музыкальные полотна. После программы «MANUAL», которая действительно датируется 2004 годом, я выпустил всего несколько треков. Белорусскую версию «Piano Man» Билли Джоэла. Шансон-зарисовочку «Вдвоем», отчасти автобиографическое посвящение тем самым 90-м. Трибьют-версию песни «Я принес тебе ура», которая вошла в двойник «Место подписи», дань уважения Neuro Dubel. Вот там я наворотил — 2 языка, мрачная электронщина в сочетании с разухабистым джазом…

В последнее время я в основном работаю с переводами. Одна известная брестская группа должна спеть мой вариант Muse. Другая известная гродненская группа… сохраню интригу, но там должна получиться уморительная пародия на популярный мотив. И т.д.

Из более объемного: проект Pyro Plastika не то чтобы жив, но со счетов не сброшен. Кое-кто откровенно смеется: я с идеей хэви-метал-клоунады, трэш-кабаре ношусь, наверное, уже десяток лет. И обязательно его сделаю! Там понятно все до последней ноты, тексты написаны, остается репетировать и писать, даже гитариста знакомого нашел. Просто… нужный момент еще не наступил, это четкое внутреннее ощущение.

— 20 лет назад ты мне сказал, что любишь хардкор. А сейчас какие музыкальные вкусы у почти 49-летнего Максима Ивашина?

— От энергичной музыки отказываться не собираюсь, взять хотя бы Pyro Plastika. В моем «плэйлисте на все времена» около 200 треков, от Джо Дассена и ABBA до Ministry, Bad Religion и т.д.

Слушаю много прогрессив-рока, Tomas Bodin в первую очередь, старый добрый Yes, клавишный хулиган Rick Wakeman. С давних времен не только не изменился, но даже усилился мой интерес к сложной, многопластовой музыке: мне любопытно слушать то, что сложно с ходу сыграть. И, конечно, я люблю и требую мелодию. Так что всякие рэпы с хип-хопами — извините, мимо.

Как Куллинкович в свое время познакомил меня с хардкором, так его визави Юра Наумов приобщил к psy-trance. Раньше я почти не вылезал с сайта www.ektoplazm.com. Потом стандартная psy-долбежка стала надоедать, но до сих пор там попадаются очень толковые релизы, особенно downtempo. В 2011-м OTT выпустил альбом «Mir» — я считаю программу образцом стиля, обязательным ориентиром для всех, кто в теме. Не исключено, что и сам займусь электронным психоделом.

— От какой музыки в последний раз бегали мурашки?

— Сам бы не поверил! Совершенно случайно услышал прошлогодний альбом Brutto. Это не моя музыка, не боюсь признаться. Но за «Середнi вiки» и «Годзе» поклонюсь Михалку в пояс. Это очень сильно!

— Невозможно не спросить за Neuro Dubel. Ты вне группы почти 15 лет, хотя многие по-прежнему считали тебя ее активной частью…

— Серьезно, прямо «многие»? Не уверен... Тут, в любом случае, несколько потоков. С одной стороны, здоровый интерес слушателей постарше — кто помнит старые песни новыми. :) Затем молодежь: для нее «Охотник и сайгак» и пр. — «проверенные временем боевики», история Neuro Dubel. Но, клянусь, когда мы создавали «Переехало комбайном», «Убийство монтировкой» и др. — вообще не думали, что делаем «нетленку». Все это — нормально, как и периодические выступления на …надцатилетиях. А вот когда про рядовой концерт с моим участием написали «Самый громкий камбэк года» — ну к чему этот хайп?

Тот «камбэк» если и был «самым», то «самым жарким» — в клубе «Гудвин» было +40 примерно, со всех текло ручьями.

— И тем не менее — интеллигентного и образованного Ивашина вообще не коробило, что его все так же заносят в «грязные панки»?

— Опять ярлык, опять хайп. Какая разница, какой образ складывается в голове у конкретного человека? И даже журналиста, который выносит свои идеи на широкое обозрение… Нам не поперек горла — пускай пишет. А за откровенную, а тем паче умышленную чушь — ответит.

Что до «грязных»… Вспоминаю начало 90-х, программу «Крок» на БТ. Чуть ли не первое появление ND на экране: могу ошибаться, но вроде с песней «Во поле береза стояла». Куллинкович, естественно, в костюме-тройке… Перед выступлением ведущая выдала что-то типа «…прыгожанькiя, у касцюмчыках. Вось такiя зараз панкi».

Ни прибавить, ни отнять. :)

— Нет ощущения, что как клавишник Neuro Dubel ты достиг гораздо большего, чем как сольный артист?

—Напротив. Мои сольные работы — то, чего в группе мне не хватало. Мелодии, многослойность, об этом уже говорили… Здесь потоки не сошлись, а наоборот, расходились. С группой мы достигли статуса, наши имена начали произносить. Когда мне в Neuro Dubel в один момент (хорошо помню, осень 2003 года, Могилев) стало мало музыки, стало неинтересно — я отошел в сторону. «Как ступень ракеты», спасибо Куллинковичу за меткое определение и добрые слова.

А как сольный артист я никогда не стремился к покорению сцен, мне было интереснее сидеть в студии и клепать треки.

Макс Ивашин«Я — однозначно за продолжение истории Neuro Dubel»

— Тяжелая тема: смерть Александра Куллинковича. Многие (и на этот раз действительно многие!) говорили «что-то оборвалось», «ушла эпоха». С другой стороны, печальные события привели к невыразимо прекрасному мемориальному концерту в Prime Hall. Как тебе кажется, существует ли шанс на продолжение? Тот же Юра Наумов так хорошо пел и вообще был органичен…

— Я открыто высказывался на эту тему на after party того концерта, скажу и сейчас. Я — однозначно за продолжение истории. Могу подробнее?

— Весь внимание…

— Очень хорошо сказала Елена Кулинкович: «Сашка даже после смерти умудрился собрать друзей и единомышленников и создать грандиозное сценическое событие». Музыканты Neuro Dubel не опустили руки — они показали, что способны продолжать работать на высоком уровне. Замечу, кстати, что и песни группы, исполненные гостями-вокалистами, заблистали по-настоящему.

Будущее слегка туманно, но в то же время уникально, исключительно интересно: может произойти не столько перелом, сколько перерождение команды. Иной звук: в реинкарнации заинтересованы и члены «Группы Велосипедистов», а они играли чистую акустику. Иной материал: Саша оставил много текстов, есть и наработки песен. Мощная вокальная «пачка» во главе с Юрой… Возможно, найдется место и мне — я еще раз подчеркиваю, что готов и желаю работать.

Короче говоря: неважно, под каким названием, каким именно составом (хотя все «в тему», если не займутся своими делами) — я считаю, нужно продолжать. Куллинкович бы одобрил…

А можно немного поныть? Вот куда ушла вся наша музыкальная пресса, почему она вдруг стала никому не нужна… А?

— А кто в конечном счете виноват? Мы сами. Я не про белорусский социум, хотя и про него тоже.

Информационный бум воздействует гораздо глубже и быстрее, чем нам бы этого хотелось. Интернет меняет цивилизацию — к сожалению, не в лучшую сторону. Информации стало слишком много — и увы, слишком одинаковой. Как докричаться? Нужно выделиться, а легче добиться внимания через хайп. Отсюда «Дом-2», всякие «звезды со звездами», скоро дойдем до расчлененки в прямом эфире. И мне плевать, если это звучит старческим ворчанием!

Обратная сторона: обесценился как потребитель информации, так и ее производитель. Журналистики больше нет: везде, куда можно, пролезла пропаганда. А значит, каждый теперь сам себе и писатель, и читатель: селфи-блоги-инстаграм. (А вот это уже на Жванецкого похоже!) ;) Но ужас в том, что даже друг друга не читают!

Вывод простой, но нереальный. Ш-ш-ш! Тише!.. Помолчите, прислушайтесь. Остановитесь. Вы, в этой сумасшедшей гонке за жизнью — сами себе нужны? А ваше мнение? А ваша музыка?..

Макс Ивашин«У товарища на небесах есть на мой счет кое-какие соображения»

— С таким подходом — ты не чувствуешь себя несколько динозавром?

— Во-первых, снова ярлык, на который можно не обращать внимания. Во-вторых, я пока при памяти, слава Богу. Помню как было: да-да, клуб «Резервация», клипы Анатолия Вечера, «Рок-коронации»… Мы, может, не всегда понимали, как надо — ошибались, но делали. И сегодня, в своем ископаемом состоянии, видим, как есть. И знаем как можно сделать, чтобы было хорошо и правильно. И даже делаем иногда.

А другие не знают или не помнят. Вот такое наше ископаемое счастье. ;)

— Максим Ивашин: музыкант, журналист, актер, композитор… Но кто больше? Ответ, как 20 лет назад, «я по натуре философ», уже не принимается!

— «От судьбы не уйдешь и гены пальцем не раздавишь», общий посыл такой. Жизнь превратила философа-самоучку во внимательного наблюдателя. Я смотрю, близко и далеко, делаю выводы, по необходимости делюсь ими с теми, кто спрашивает. А порой и платит за это.

А еще хороший человек. Хотя сразу это незаметно. :)

— Финальное. Максим Ивашин еще через 20 лет. Каким он будет, как ты думаешь?

— Не будем смешить Бога. ;) Надеюсь быть живым и достаточно здоровым. Еще мне кажется, что у товарища на небесах (или просто у Бытия) есть на мой счет кое-какие соображения. Потому что я с достаточной регулярностью получаю от них важные и правильные знаки. ;)

Текст: Alter

Фото предоставлено Максимом Ивашиным

 

ВСТУПАЙ В ОТРЯДЫ ШАКАЛОВ!

Facebook.com/shakal.today

VK.com/shakal.today

Twitter.com/shakal_today

Ok.ru/group/53943293247678

Шакалий краудфандинг!