Вверх
Вниз

Практически все жители аризонщины (США) очень надеются на то, что присказка о том, мол, «ничто в одно место дважды не бьет» на самом деле не работает. Потому что им бы очень не хотелось, чтобы очередной 50-метровый метеорит, в 300 тысяч тонн да со скоростью 60 тысяч км/ч попал куда-нибудь еще, кроме как в знаменитый Аризонский кратер, место упокоения другого огромного болида, что пробил небесную твердь около 60 000 лет назад. И где мы и побывали с официальным визитом!

Читаем дальше!

Когда-то центр машиностроения США, один из богатейших городов Северной Америки в середине прошлого века начал приходить в упадок — подсев на «автомобильную иглу», получая миллиардные заказы от военпрома, Детройт остался у разбитого корыта, когда рынок начал перестраиваться. Так главный американский производитель прожорливых роскошных автомобилей в один миг проиграл в битве экономичным и дешевым европейским и японским машинам — не сумев мобилизоваться и прокормить самого себя. Это как если бы условный жирдяй потерял вдруг хорошую работу, но есть меньше не перестал!

Читаем дальше!

С голубых экранов государственные мужи льют потоки бессвязных угроз в адрес Запада. Пропагандистские псы захлебываются в напускной ярости, отрабатывая свою зарплату. По улицам маршируют силовики, отрабатывая удары по оппозиционерам. В обществе растет неофашизм, нетерпимость к «понаехавшим» и тем, кого хунта наказала считать врагами. Именно поэтому шакалы не поехали в Россию, а провели почти две недели в Украине — в солнечных (даже может быть слишком) Киеве и Львове!

Читаем дальше!

Что такое типичный палаточный отдых по-белорусски? Или в понимании выходца из стран бывшего Союза вообще? Как правило, это такой отдых, после которого нужно длительное восстановление. И причина даже не в возлияниях у костра под «Как хорошо, что все мы здесь сегодня собрались». Просто жизнь в палатке пост-советскому человеку познается через превозмогание — и это особенно хорошо понимаешь, когда открываешь для себя аналогичные палаточные городки в США. Которые там — кемпинги!

Читаем дальше!

Есть Припять — заброшенный украинский город, отданный в жертву ядерным амбициям советского человека. Есть белорусский «Смолевуд» — натурная площадка «Беларусьфильма» под Минском. Оба эти места, если их смешать, получили свое американское воплощение — в брошенном рабочем поселке под названием Henry River Mill Village, который, спустя сто лет после своего основания, стал туристической меккой и оригинальным съемочным павильоном для киношников. И живым памятником тех времен Америки, когда она зарабатывала себе на хлеб этими вот мозолистыми руками, а не этими вашими компуктерами!

Читаем дальше!

Не имея возможности лично выразить свое почтение Оплоту Многовекторности и Импортозамещению (Беларуси) в День ее Независимости От Чего-Либо, шакалы, пусть и с небольшим опозданием, двинулись… в ближайшую американскую тюрьму. Дабы, так сказать, излить посильно! Ведь что может быть роднее для белорусов, чем тюрьма — пусть даже и американская, и ставшая музеем?

Читаем дальше!

Новый Орлеан штата Луизиана — это трогательный французский квартал, массивные склепы древних кладбищ и прекрасная набережная с колесными пароходами, что гоняют по той самой Миссисипи. Но все это важно только для тех, кто в силу каких-то причин не употребляет алкоголь, не принимает наркотики или не приемлет половые излишества. Потому что истинный Новый Орлеан — это движение и тусовка 24/7, бешеный ритм удовольствий, в том числе запретных!

Читаем дальше!