Вверх
Вниз


«Треугольник печали». Все равны, но некоторые ровнее

«Треугольник печали». Все равны, но некоторые ровнее

КТО РЕГУЛЯРНО ДОНАТИТ ШАКАЛАМ НА ПАТРЕОНЕ, ТОТ НЕ ЛОХ! >>>

Треугольник печали — это, грубо говоря, место на лице (где-то помиж бровей), которое складывается в морщинки в тот момент, когда ты озадачиваешься — а не про интимное ли женское место речь? Нет, не про интимное, точнее, не только про него.

 

Triangle of Sadness
Режиссер: Рубен Эстлунд
В ролях: Харрис Дикинсон, Шарлби Дин, Златко Бурич
Дата премьеры: 2022
Сюжет: Пара моделей Карл и Яя отправляются в роскошный круиз на яхте в компании богатых пассажиров. Задача их банальна — наполнять собственные Инстаграмы доказательствами успешной личной жизни и одновременно торговать своими смазливыми мордашками. Но вскоре произойдёт неожиданное событие, которое перевернет заведённый порядок и вынудит некоторых переосмыслить свое место в жизни.

Начинается «Треугольник» очень неспешно, с подчеркнуто-банальной ссоры двух главных героев, которая зачем-то расписывается на добрые полчаса — хотя контента там на пару постов в Твиттере. Зато так мы более-менее знакомимся с центральными персонажами и погружаемся в режиссёров миропорядок — если коротко, то мы все занимаемся чем-то исключительно пустым и в масштабах Вселенной ненужным. Далее нас переносят на роскошную яхту, которая являет собой срез нашего общества и пирамиду Маслоу одновременно — обслуга и экипаж прыгают вокруг богачей, в надежде на щедрые чаевые, а наши герои откровенно скучают. Сознание начинает рисовать «Сладкую жизнь» Федерико Феллини, мы расслабляемся, как вдруг режиссер словно бы встряхивается и заставляет всех персонажей… динамично очищать собственные желудки. Да, теперь мы в Чистилище, чтобы потом перейти в личный ад каждого. Ад — это остров, который призван раскрыть истинные характеры героев и заодно полярно поменять их социальные роли. Далее по сюжету ничего рассказывать не будем, ибо спойлеры.

«Треугольник печали»Они добились, а ты — нет ❘ «Треугольник печали»

Серьезно, это все сильно не актуально уже. Да, мы все тяжело больны, да, у нас существует расслоение общества, да, мы зависимы от своего социального статуса — ну и что? Ничего из этого не поменяется, как не поменяется наше отношение к черным, как не поменяется наше желание прыгать на задних лапках перед богатыми. Как и то, что весь наш бег за большими деньгами все равно закончится только тем, что у кого-то будет VIP-гроб, а у кого-то нет.

В своей картине Эстлунд в полушаге от этого тошнотворного сетевого нытья социально активных хомячков, которые, пользуясь абсолютно всеми благами человечества, стенают о том, что человеческое общество двигается куда-то не туда. ОК, словно бы говорит им режиссер, вот я забираю у вас цивилизацию, лишаю вас электричества, гаджетов и нормальной еды — что вы будете делать сейчас, как вы будете страдать за права угнетенных и расовое разнообразие? Да никак, все тут же превращаются в зверей с четко выраженной классовой иерархией.

«Треугольник печали»Не умеешь петь — пей! ❘ «Треугольник печали»

Так что тогда это всё? Или — зачем нам это всё? Два с половиной часа Эстлунд рассказывает нам то, что мы и так знаем, только изредка подкидывая в топку удовольствия персонажей уровня Вуди Харрельсона или Долли де Леон. Львиный хронометраж картины отдан под разжевывание наших пороков, словно бы мы их не видим в зеркале каждый день. Поэтому от картины остается неприятное послевкусие того, что это исключительно фестивальное кино, «призовое», сделанное, чтобы понравится европейским киноакадемикам. Европейским, но не американским, которым глумление над базовыми принципами Американской Мечты может не понравится.

«Треугольник печали»Твое лицо за секунду до внутреннего очищения ❘ «Треугольник печали»

Лучшие сцены «Треугольника» — помимо коричнево-желтой фантасмагории на яхте, которая-де показывает нам наше истинное «я» — это безусловно, диалоги персонажа Вуди Харрельсона с героем Златко Бурича, когда они напиваются и ожидаемо начинают говорить языком режиссера. Именно здесь мы видим и слышим Рубена Эстлунда, убежденного левака и пацифиста, сторонника теорий заговора и, как кажется, человека, который так сильно хочет нас всех изменить к лучшему, что контакты в его голове начинают искрить.

Подытоживая. Месседж — понятен. Финал — убедителен. Но марафон в два с половиной часа экранного времени — утомителен. От социальных сигналов Эстлунда быстро устаешь, как и от его постоянных попыток ткнуть нас, слепых котят, в блюдечко с нашей же рвотой. «Треугольник печали» хорош только отдельными эпизодами и сценами, но никак не общим посылом. Это бывает, когда ты сильно ненавидишь мир, в котором ты живешь, и ты хочешь поделиться своими переживаниями по этому поводу, размазывая каждый нерв на многие метры кинопленки.

Не надо так, Рубен. Ты забыл, что мы такое же дерьмо, как и ты.

 


Все тру-шакалы только в этом Телеграме! ПодписывайсяТелега

Компонент комментариев CComment