Вверх
Вниз


ФРОНТальная камера #5. Белоруска, живущая в Беларуси, пишет о войне

ФРОНТальная камера #5. Белоруска, живущая в Беларуси, пишет о войне

КТО РЕГУЛЯРНО ДОНАТИТ ШАКАЛАМ НА ПАТРЕОНЕ, ТОТ НЕ ЛОХ! >>>

Что хуже — стать мишенью для бункерного слизня, вдруг возомнившего себя вершителем судеб, или быть втянутым в войну только потому, что это был вынужден сделать, за новые кредиты, картофельный дружок первого? Беларусь (пока) применила на себя вторую роль — площадки для террористических упражнений Путина. Каково же быть гражданином страны, с территории которой летят ракеты в Украину — в новой истории нашей рубрики «ФРОНТальная камера».

 

 

Ирина (имя девушки изменено, но вы можете узнать ее по недавней исповеди из оккупированного Лукашенко Минска) живет в столице Беларуси. Но хоть (пока еще) ракеты не рвутся в центре Сильного и Независимого Государства, жизнью это назвать никак нельзя. О новом чувстве вины белорусов, об ощущении того, что за тебя снова все решили — в рассказе Ирины. 

Остальные «фронтовые» истории белорусов в рамках нашей рубрики «ФРОНТальная камера» читайте по этому тегу.

Там где-то есть ИринаТам где-то есть Ирина

«…24-го февраля я проснулась в начале восьмого утра от непрекращающихся уведомлений в телефоне. Решила, что-то срочное из другого часового пояса. Открыла сперва сообщения, потом новости, и, как и многие из вас, не сразу осознала, что произошло. Потому что, несмотря на всю вероятность полномасштабного нападения России на Украину, несмотря на все знаки, указывающие на него, это казалось сюром. Такого просто не могло произойти в реальности, по крайней мере, так нам казалось. И мы всеми силами отрицали саму возможность войны, которая почти гарантированно переросла бы в третью мировую в считанные дни, а то и часы. Отворачивались и опускали головы, как персонажи блеснувшего недавно фильма «Не смотрите наверх». К слову, когда бункерный дед привел в боевую готовность ядерное вооружение (это случилось 27 февраля), мы прожили ситуацию из фильма еще буквальнее. Но в то утро казалось, что самое страшное, что могло произойти, уже случилось.

Я отлично помню свои первые чувства. Шок, ужас, страх за друзей и близких, живущих в Украине. И стыд. Едкий и жгучий стыд за то, что мы, белорусы, не справились с тем, чтобы не допустить этого хотя бы со стороны своего государства. Ведь если бы мы в 2020-ом постарались чуть лучше, никто не сделал бы Беларусь соучастницей военного преступления.

Да, умом я понимала: для того, чтобы этого не случилось, в 2020-ом нам нужно было лишить власти не одного, а двух диктаторов — собственного агрофюрера и гэбэшного российского царька. Ведь именно обнуленный президент России поддержал Шкловского Пенсионера и не дал победить мирным белорусским протестам. И даже если бы каким-то чудом наш протест победил, Ботоксный Глава России не простил бы нам этого, как в свое время не простил Украине, сперва аннексировав Крым, а затем развязав войну на Донбассе. Только при наличии «союзного государства» РБ и РФ, бесконечных долгов и не вполне самостоятельной армии с нами было бы куда проще. Так или иначе, мы стали бы марионеточным государством России, только с другой тряпичной куклой на ее руке. И все же стыд за то, что мы сделали недостаточно, чтобы скинуть с престола хотя бы одного деда, не покидал. А позже только усилился, потому что о личной ответственности белорусов заговорил весь мир.

Тот самый мир, который заверял нас, что видит геноцид белорусского народа со стороны нелегитимной власти, который кивал, говорил «держитесь» и выражал глубокую озабоченность, теперь прямым текстом говорит нам, что это мы ответственны за преступления режима и его соучастие в войне против Украины. И мы даже не можем возразить ему, мы только снова выходим на улицы, чтобы показать, что мы против войны и против режима. Выходить страшно, но не потому, что мы боимся десяти или пятнадцати суток, а потому что ловим флэшбэки последних полутора лет.

Напомню, что белорусов, мирно выходивших на улицы, встречала специальная и военная техника; в нас летели светошумовые гранаты, которые вполне себе отрывали конечности, оставляли людей без глаз и с кишками наружу; в нас стреляли из летального оружия, убивали и тяжело ранили.

В местах заключения было и остается еще страшнее: там пытали, избивали до смерти, насиловали и медленно убивали. Всему этому есть множество свидетельств и доказательств, так что слово «геноцид» — не пафосное преувеличение, а обычная констатация факта.

Как минимум пять месяцев мы продолжали выходить на улицы огромными маршами. В Минске они насчитывали до 200 000 человек, а временами и превышали эту цифру. Это десять процентов от населения столицы. Постепенно разгоны становились все жестче, людей стало выходить меньше: все больше белорусов оказывались в тюрьмах и за границей. Протест перестал быть очевидным и зрелищным и перерос в партизанский. И все это время мы просили помочь нам, но не дождались даже внятного пакета санкций. Да, санкций мы не боялись, а именно ждали, потому что временные неудобства и снижение уровня жизни ничего не значат в сравнении с жизнью в заложниках у старого безумного упыря с его неадекватным цепным ОМОНом.

Марш за свободуМарш за свободу в Минске. Август 2020г.

Белорусские политические лидеры, находящиеся сейчас за границей, сделали, безусловно, многое для того, чтобы показать всему миру, что именно происходит в нашей стране. Они пытались и пытаются освободить нас от диктатуры, и мы действительно это видим и ценим. Но в эти дни мы услышали и от них, что должны остановить войну, что им стыдно за нашу страну, что мы не простим себя, и что Украина нас не простит. Хочется уточнить: вы не защитили нас от диктатора, чтобы сейчас возложить на нас ответственность за его действия? Да, мы знаем, что вы старались и, наверное, делали все, что могли. Но и мы делаем то, что можем. Будучи фактически под российской оккупацией, мы снова выходим на улицы и понимаем, что этого катастрофически недостаточно. А еще — ждем тот план, о котором вы говорили. Если какой-то план вообще есть. Потому что если сейчас для него не пришло время, то сложно представить, когда…

Все это я рассказываю для понимания контекста жизни белоруса, втянутого в войну со стороны захватчика. Того самого захватчика, который и наш народ помог узурпировать нелегитимному режиму. Оттого и такая реакция: страх, стыд, бессилие — и стыд за страх и бессилие.

Но больше не затягиваю, потому что за всей этой рефлексией можно забыть о главном. Войну против Украины развязал Владимир Путин. Вторжение случилось 24 февраля в 4:30 утра по киевскому времени, но, несмотря на кажущуюся внезапность, это не было решением одного дня или даже нескольких месяцев. Если вспомнить риторику кремля и официальных российских СМИ, становится кристально ясно: все это время они не просто сотрясали воздух, грозя полномасштабным нападением на Украину. Его планировали.

Причем, исходя из официальной риторики, планировали сразу, но откровенно перетянули время: массовые настроения, вызванные аннексией Крыма и войной на Донбассе, в которой Россия одновременно и признавала и отрицала собственное участие, схлынули.

Это тогда, в 2014-2016-ом видимое большинство кричало о том, что хочет взять Киев и резать проклятых «укрофашистов». К 2020-му этих криков уже почти не было слышно, или, по крайней мере, до Беларуси они долетали не все. Так, оставшиеся незабаненными боты и тролли, восьмидесятилетний дед знакомого и какие-то совсем отбитые «популярные твиттерские писатели» иногда что-то такое вякнут. Так что, для поднятия имиджа президента и «объединения нации» это был очень тупой и совершенно несвоевременный ход. Но зато каким же он был желанным для официального Кремля в лице ботоксного деда! И как он сам прямым и кривым текстом все последнее время давал нам это понять!

Для многих готовящаяся война была очевидна, но абсолютное большинство продолжало закрывать глаза. Даже несмотря на мощный сигнал, которым стало признание Россией самопровозглашенных ДНР и ЛНР накануне (конечно же, в записи и из бункера). Логика банальная: если это не украинские, а «свои» территории, их можно незамедлительно начинать «защищать». Кстати, в этом случае поторопились, потому что договоры, которыми оправдал вторжение Путин, должны были вступить в силу на день позже, но как мы помним здесь, в Беларуси, «иногда не до законов».

В ночь на 24-е февраля мне не спалось, и я решила послушать одну из самых обожаемых в моем окружении политологов, которая уверяла, что, скорее всего войны не будет. Это тоже что-то в первую очередь об отрицании. Ну а еще о том, что очень многие популярные политологи не столько реально разбираются в ситуации, сколько складно говорят то, что от них ожидают услышать. Так и становятся обожаемыми. Плохо, что таким образом, намеренно или нет, они помогают оставаться в приятной иллюзии в то время, как что-то можно было бы сделать.

Другой вопрос, почему тех, кто говорил об этой войне задолго до нее полномасштабного начала, услышать не захотели. А о ней говорили Немцов, Новодворская (обоих уже нет в живых) и, точнее всех, Невзоров (он, к счастью, жив):

Так или иначе, сегодня запас отрицаний исчерпан. Нужно принимать решения и делать то, что возможно. Очень многие россияне, несогласные с войной, спрашивают, какие действия могут помочь украинцам. Ответ прост и очевиден до ужаса. Надо выходить. Нет выхода, кроме выхода. Мы, как никто, понимаем, что это опасно, но это точно не опаснее, чем война. К тому же, чем вас больше на улицах, тем безопаснее. Когда нас было по 200 000 на город в 2 млн. жителей, нас не трогали даже при том уровне отбитости и жестокости, который царил вокруг. К тому же сейчас ваши войска не пойдут на народ: они в Украине и частично у нас.

Еще я вижу, как многие спрашивают: «А что мы можем сделать с Путиным, он же в бункере?». Мне кажется, на это можно посмотреть и с другой стороны: а что лично Путин из бункера сделает вам? Он может отдавать приказы, это да. Но те, кто эти приказы исполняет из страха… а перед кем? Трусливый карлик из бункера сам не сделает ничего. Это тоже нужно понять.

Что хочется сказать всем украинцам. Мы не до конца представляем, каково вам, но мы в ужасе и нам больно от того, через что вы проходите по вине Путина и при соучастии режима Лукашенко. Нам действительно стыдно, что мы не сумели остановить хотя бы последнего. Мы каждую секунду восхищаемся вами, вашим мужеством, силой духа и решительностью. Вашими стальными яйцами. Тем, как вы даете пизды отпор российским войскам и дадите лукашистским, если они посмеют напасть.

Моим друзьям из Украины: я люблю вас.

Ну а всем остальным: не опускайте глаза. Посмотрите наверх, по сторонам и на себя (многие из вас таким способом крестятся, не задумываясь). Спросите себя, что вы можете сделать — и сделайте это.

Слава Украине!

Жыве Беларусь!

Российский военный корабль, иди на хуй!»

Шакал! Ты тоже можешь стать героем рубрики «ФРОНТальная камера» и высказать всё, что ты думаешь об этой войне. Пиши нам: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Все тру-шакалы только в этом Телеграме! ПодписывайсяТелега

Компонент комментариев CComment