«Дюнкерк». Хренюнкерк - Shakal.Tøday
Вверх
Вниз

«Дюнкерк». Хренюнкерк

Т.к. эту картину уже успели сравнить и со «Спасением рядового Райана», и с «Тонкой красной линией», и с недавним «По соображению совести», нам таким заниматься уже не с руки. Поэтому мы сравним «Дюнкерк» с великими ™ фильмами Никиты Михалкова.

«Дюнкерк» (Dunkirk)
Режиссер: Кристофер Нолан
В ролях: Финн Уайтхед, Том Глинн-Карни, Джек Лауден
Дата премьеры: 2017 год
Сюжет: триста тысяч британских и союзных солдат попали в окружение, и они прекрасно понимают, что спастись смогут далеко не все. Позади них — армия Гитлера, впереди — море. И неизвестно, что опаснее. В такой ситуации героем становится даже тот, кто просто выжил…

Проводя параллель между Ноланом и Никитой Сергеевичем, получается, что «Дюнкерк» плох во всем. Во-первых, все герои в нем схематичны. Они просто выживают. Они стараются спасти свои шкуры, для чего бегают, карабкаются, ныряют и даже друг друга обманывают. Да что там говорить — все антагонисты, те самые гитлеровцы, вообще не показаны. Они просто бездушная биомасса, заключенная в железные машины для убийства. А у Михалкова, вспомним, гитлеровцы даже с самолета срали! Что доказывает глубокую проработку их характеров. Во-вторых, у Нолана все какое-то серое, прямо в режиме «сепия». Серое небо, серое море, серый пляж. Серый Том Харди. А вспомните буйство красок и огней и Никиты нашего Сергеевича! Любо-дорого! И последнее, самое главное. Михалков, как чрезвычайно талантливый Мохнатый Шмель, придумывал свои истории войны. Пусть и бредовые, но выпестованные его могучим мозгом. А Нолан что? Он на всем готовеньком. Взял «Википедию», покликал там-сям, брякнул Харди и Мерфи, скинул прайс Циммеру, потом побегал по какому-то серому пляжу с камерой и вот вам: «Нолан снова гений!». Тьфу, говорить противно!

У Нолана все какое-то серое, прямо в режиме «сепия». Серое небо, серое море, серый пляж. Серый Том Харди

Ладно-ладно, не горячитесь. Сравнивать Михалкова и Нолана никак нельзя, слишком разные миры и мировоззрения. Первый, когда снимает фильмы про войну, уверен, что он должен делать Великое кино про Великого Сталина. Второй, когда тоже вдруг решил себя попробовать в военном жанре, уверен, что фильмы про войну это, прежде всего, человеческие страдания через качество кадра. Оплодотворить бы умение Михалкова рисовать характеры умением Нолана снимать просто-таки неистово прекрасные планы — и получился бы невероятный, пронзительный и действительно гениальный фильм о войне. Но знаете что? Такой фильм уже был. И его снял Бондарчук. Который Сергей Федорович. Который «Они сражались за Родину».

«Дюнкерк»«Дюнкерк»

Нет, ну фильм хороший. Где надо — мрачный. Где нужно — подчеркнуто холодный. И так далее, прыг-скок по ощущениям, образам и нервам. Нолан-гений снова отпочковал от себя Нолана-визионера, который создал безысходный мир на морском пляже, где каждый второй труп, а каждый первый — готовится им стать. И эти дьявольские машины смерти. Которые даже в небе, над облаками, где вроде бы должно быть солнце — и там крутятся-вертятся адские механизмы, пытаясь клюнуть друг друга как можно больнее. В «Дюнкерк» везде кровь, везде смерть, и это невыносимое ожидание гибели очередного героя нам разбавляют только сухими, сжатыми диалогами, за которыми стоит все тоже. Кровь, смерть, отчаяние. И где-то там, за пригорком, стоят невидимые гитлеровцы, словно ангелы смерти, и жалят пулями, и стелют снарядами, или просто стоят, ожидая, когда кто-то покинет относительно безопасный пляж, и тогда они накинутся на него, как волки, и растерзают одними руками.

Все снято невероятно круто, но после фильма в себе не находишь ощущения восторга

Да, у Нолана война впечатляет. Но не впечатляют люди. Не впечатляют их разговоры и действия. Есть ощущение восторга от кадра, от того, какое это все реальное, страшное, угрюмое. Что вот эти вот грубые шинели, жужжащие пули или вибрирующий метал механизмов — это все очень естественное, словно то страшное время вдруг ворвалось в нашу с вами реальность и стало рвать ее своими холодными пальцами. Все снято невероятно круто, но после фильма в себе не находишь ощущения восторга. Есть определенные впечатления, есть внутренняя борьба с режиссером (все-таки он показал не позор огромной армии, которая дала себя окружить, но только отдельный эпизод спасения, хоть и драматругически понятный), есть понимание того, что Нолан проделал огромную работу. Но тот же «Интерстеллар» или «Начало» впечатляли намного сильнее, после тех сеансов зрителям не хватало воздуха, чтобы продолжать спорить. А тут… Еще Один Суровый Фильм О Войне. Что, и все? Ну-ну.

«Дюнкерк»«Дюнкерк»

Кстати, такое непривычное отсутствие сложного сюжета неприятно расслабляет, и даже развязывает руки тем русскоязычным идиотам, которые находят в «Дюнкерте» повод написать такое: «Неумение принять поражение, коллективная истерика, поиск виноватых где-нибудь в заснеженной России и требования покарать ее срочно — это как раз то самое, что мы сейчас наблюдаем в исполнении пресловутых «англосаксонских» элит».

Подытоживаем! Вероятно это первая попытка Нолана выйти за рамки не просто фантастики, но рамки свои собственные. И нам кажется, что после такого гигантского опыта, следующий фильм Кристофера будет не то чтобы лучше, но… привычно захватывающим и по-прежнему очень спорным. А значит — бессмертным. Даем «Дюнкерку» 7 из 10 шакалов.