Вверх
Вниз


Чернобыль. Цветная повестка в кино — и почему это только про деньги

Чернобыль. Цветная повестка в кино — и почему это только про деньги

КТО РЕГУЛЯРНО ДОНАТИТ ШАКАЛАМ НА ПАТРЕОНЕ, ТОТ НЕ ЛОХ! >>>

Энергичная «чернизация», которую начал американский кинематограф в ответ на соответствующий социальный запрос, далеко не всем пришлась по душе. Не всем — это, естественно, всяким ультра-правым, республиканцам, трампистам, консерваторам и прочим прекрасным людям. Всем, кто почему-то считает, что это не способ уравнять все расы в праве быть показанными в кино, но просто лицемерная попытка угодить всяким вякающим в социальных сетях, а также способ продать кино с цветными — цветным.

 

 

Викинги-негры, хоббиты-негры, европейские средневековые королевы-негры и так далее — американский кинематограф (да и европейский тоже) установил сам себе новый золотой цветной стандарт. Теперь невозможно себе представить жанровое кино, в котором не было бы представителей африканского континента — если только вы не хотите пролететь мимо «Оскара» (который вполне официально теперь требует расового разнообразия, независимого от талантов актеров и того, требуется ли это сюжетно), или получить тонну хейта в социальных сетях.

Голливуд добавил в свой бесконечный поток римейков и ребутов банку черной краски, и на головы несчастных зрителей понесся поток из афроамериканцев, которые вдруг начали играть персонажей, которые исторически всегда были белыми — и что объяснялось логикой повествования или временем. Или просто желанием автора.

На фразу о том, что это всего лишь персонаж, несуществующий в реальности герой, так, буквы на бумаге, поэтому он может быть любого цвета, ответим — а почему бы тогда этим перекрашенным персонажам не иметь, скажем, пенисы на лбу? Может быть отсутствие половых членов на этом месте тоже есть расизм — по отношению к тем людям, у которых указанные органы на лбу есть?

Вся суть SJW

Примечательно, что черный может сыграть белого, но никак не наоборот. Так, невозможно себе представить, чтобы, условно говоря, бледнолицый Том Круз когда-нибудь сыграл Мартина Лютера Кинга.

С черным членом на черном лбу.

Исполнительный продюсер «Властелина колец: Кольца власти» (это новая экранизация классики от продавца сантехники под названием Amazon) объяснила, почему в сериале вдруг появились негры.

Линдси Вебер: «Толкин писал для всех. Он рассказывал о вымышленных расах, что становятся успешнее, когда выходят из рамок своих культур и объединяются».

Исследовательница Толкина Мариана Риос Мальдонадо написала: «Хейтерские каменты предсказуемы. Но вопрос в том, кто их пишет? Кто эти, белые цисгендерные мужланы, которые чувствуют угрозу или отвращение от того факта, что эльф может быть черным, латиносом или азиатом?»

Удобно прятаться за этой чушью, благо Толкин давно мертв и не сможет ответить, да?

Еще раз — не талант, не драматургия сценария, но повестка и оглядка на сетевых активистов сейчас управляет американским кинематографом. Поэтому мы видим, как перекручиваются в угоду социальным запросам классические сюжеты, как стремительно перекрашиваются изначально бывшие белыми персонажи, как из-за этого разваливаются сюжеты и кино превращается в балаган, вокруг которого ломаются копья и генерируется скандалы с обоюдосторонней ненавистью. Потому что зрители, абсолютно не желая этого, вдруг начинают видеть не кино, но чернокожих хоббитов, и ничего вокруг них.

Ведь иногда яркая, характерная афроамериканская внешность просто как типаж не может монтироваться в тот или и иной фильм. А его туда все равно суют!

В итоге у зрителя психо-эмоциональная драма.

А ведь он всего лишь пришел кино посмотреть!

Очернение классики. Новый «правильный» Арсен Люпен от Netflix

«Зеленая книга»

Мы все знаем, что стриминговый сервис Netflix на пять шагов вперед опережает современные тренды — если, к примеру, СМИ или какие-нибудь очередные активисты скажут, что сейчас нужно снимать фильмы и сериалы исключительно про движение Black Lives Matter, «нетфликсовцы» только спросят: «насколько насыщенным и глубоким должен быть черный цвет у актеров?»

Нет, мы не против афроамериканцев. Мы против того, что их делают разменной монетой в игрищах кинокомпаний, которые используют их для того, чтобы угождать своим критикам и искать новые рынки сбыта. Последнее даже важнее, чем первое. Пандемия, повестка, даже политика стала менять предпочтения зрителей и их вкусы. Поэтому менеджеры важнейшего из искусств начали искать новые способы заработать. И нашли. Так, в классические летние блокбастеры начали очевидно добавлять черный цвет — по поводу и без — чтобы завлечь в кинотеатры все больше цветных. Тоже самое делают и с контентом для потоковых кинотеатров (см. Netflix, Amazon, Disney+). Еще раз — тут нету и намека на расовое разнообразие, диверсити и прочие транспаренси. Тут нету и грамма искренности. Просто киноделы пытаются окучить самую нетребовательную аудиторию, которая традиционно западает на легкие жанры — и да, это цветные. К сожалению для кинопроизводителей, представителей африканского континента в США всего 15%, и они часто неплатежеспособны, поэтому пока эта «цветная афера» не работает — фильмы постоянно проваливаются в прокате, а на их создателей выливаются тонны хейта. Но киноделы не сдаются, и продолжают перекрашивать неперекрашиваемое. При этом отдавая афроамериканцам роли почти всегда только в уже основательно потрепанных временем франшизах, из которых уже очень трудно получить какую-то прибыль — но используя «расовый вопрос», они пытаются все-таки завлечь на премьеры, так сказать, бро из нейборхудов. В результате картины все равно не собирают денег, а цветные актеры пропадают в никуда. И так по кругу.

А ведь можно было просто снимать хорошее кино — новое, яркое, не опирающееся на пережеванные сюжеты. И с прекрасными талантливыми молодыми афроамериканцами в том числе. Но нет.

И в результате все становится только хуже.

Потому что такое навязчивое засовывание афроамериканцев туда, где их присутствие никак, кроме как повесткой, не объясняется, очевидно вызывает у зрителей раздражение, переходящее в ненависть.

В тот самый родной, старый-добрый, расизм.