Вверх
Вниз

Den Voli Shakal Today Main
Подневольные: оттепель строгого режима

25 марта, впервые в истории Сильной и Независимой Беларуси™, прямо в центре ее Силы случилось что-то невероятное — власть вдруг расступилась и выделила народцу пятачок, который тут же стал бело-красно-белым. Шакалы тоже примерили на себя это новое ощущение — быть в зоопарке, но не снаружи, а внутри.

Мы попробовали выделить несколько моментов, которые, как нам кажется, очень сильно отделяют этот День Воли от всех предыдущих.

  • den-voli-shakal-today-0001.jpg
  • den-voli-shakal-today-0011.jpg
  • den-voli-shakal-today-0014.jpg
  • den-voli-shakal-today-0016.jpg
  • den-voli-shakal-today-0018.jpg
  • den-voli-shakal-today-0020.jpg
  • den-voli-shakal-today-0023.jpg
  • den-voli-shakal-today-0029.jpg
  • den-voli-shakal-today-0032.jpg
  • den-voli-shakal-today-0034.jpg
  • den-voli-shakal-today-0039.jpg
  • den-voli-shakal-today-0042.jpg

1. Что удивило: подготовка и реализация

Можно по-разному относится к таким людям, как А.Мотолько или Э. Пальчис. Можно даже относится к ним плохо — как мы, например. Но они (а также десятки других людей, и волонтеров в том числе) сделали удивительно профессиональный праздник, который одинаково понравился как тем, кто любит получать омоновской дубинкой по спине (оппозиционерам), так и тем, кто хотел праздника и хорошего настроения в этот день. Было просто интересно ходить по парку и смотреть, что же такого придумали все эти люди. Тут тебе и ивенты, и мастера, и какая-никакая кухня в формате «Жуе Беларусь», и даже туалеты! Да, не все было ладно с концертной программой. Но если подумать, то она (программа) просто не ложилась под желания тех немногочисленных людей, которые привыкли видеть на оппозиционных концертах одних и тех же персонажей. К примеру, диванные бойцы автоматически приписали ко Дню Воли С. Михалка — но Сергей, как человек умный и имеющий не один десяток контрактов на будущие выступления по всей Беларуси, ловко заболел и тем самым увильнул от неприятных вопросов. Увильнули и другие генералы айчыннага року, а лидер группы Neuro Dubel свой отказ и вовсе облек в форму отчаянного памфлета с переходом на патриотические личности. Честно говоря, и хрен с ними всеми — на сцене и без этих помятых и несвежих людей было на кого посмотреть (на людей не помятых и свежих). К тому же ни один этот «генерал» никому ничего не обязан — если мы хотим видеть себя «страной в центре Европы», то пора бы привыкнуть к той мысли, что у кого-то мнение может не совпадать с мнением большинства.

2. Что разозлило: комментарии (точнее, высеры)

Как только стало понятно, что этот «День Воли» не будет укладываться в обязательный уже формат «пришли на площадь Банагалор, а там менты, все побежали, Статкевича побили, в подъезде раздали гранты, ЖЫВЕ!», тут же заворочались тролли и хейтеры. Они же привыкли к тому, что весь оппозиционный пыл заканчивается там, где начинается ментовский сапог — а тут на тебе, разрешили концерт в самом центре столицы, да еще, по всей видимости, и не соврали. И началось:

«(Не путать с геями). Сегодня в РБ знаковый день – официально убогое (про)нацистское быдло устраивает шабаш по празднованию 100летия убогого виртуального высера под название бнр. При этом – при полной поддержке властей. Ктулху, пресвятой, сделай так, что бы там что нибудь взорвали, так что бы их гнилые кишки на несколько километров вокруг разлетелись, а».

Хотя встречались мнения и более осмысленные, по своему умственному замаху отличные от нуля:

«(...) Режиму нужна картинка полной покорности. Быдло в стойле. Быдло оппозиционное — тоже в стойле. От одних несет перегаром «Темных аллей», от других «Крамбамбулей». Одни с красно-зелеными онучами, другие — с б-ч-б. Но принципиальной разницы нет — покорное быдло в стойле. Мычит. Доится. Стабильность. Статкевич, Некляев, Сивчик и прочие превентивно задержанные просто не пляшут под дудку спецслужб, могут испортить сценарий (на самом деле не могут, но кто хочет потерять погоны если вдруг, надо же 125% успеха, как заведено в армии). Похоже, что спецслужбы в этом году перестали лукавить и открытым текстом объявили — вот эта «наша» оппозиция, а вот эта — не наша. Тот, кто играет по нашим сценариям, - получит плюшки и лавку в центре города, остальные поедут есть гнилую капусту за то, что ругался матом. Выбирайте. Люди и выбирают.
Конечно, на самом выбор намного богаче. Но сарделькой по губам и в стойло — это прежде всего ваш выбор, это сделка. Сделки нет без согласия сторон».

Подобных постов было сильно больше, но эти два, наверно, самые показательные. Но — вы же еще не забыли? «Пора бы привыкнуть к той мысли, что у кого-то мнение может не совпадать с мнением большинства».

3. Что не удивило совсем

Несмотря на вроде как официальное «одобрям», белорусские власти и те, кто кормится из их кормушек, во всем остальном не изменили себе абсолютно ни в чем. Альтернативный «День Воли», которые пытались провести любители ментовских дубинок, разогнали (впрочем, эти несгибаемые люди всегда будут не там, где можно, а там, где нельзя). Далее, за неделю до праздника власти привычно свинтили с десяток белорусских активистов. Мягкотелых столичных студентов и несознательных школьников после посещения Мероприятия, Которое Нельзя Называть запугивали неведомыми карами. Ну и по мелочи — правоохранительные органы сбивали дроны, насильно заставляли сдавать отпечатки пальцев, а государственная пресса изо всех сил игнорировала сам факт прошедшего «Дня Воли». Ничего нового — а только закат над болотом.

4. Что… дальше?

Да, это было прикольно. Да, это был в некотором смысле прорыв. Но никакая это не оттепель, никакой режим «не дрогнул и не покатился». Несколько часов под красивыми флажками на площади Парижской коммуны 1 — это никакая не победа. Все эти красивые улыбающиеся люди тем весенним днем всего лишь разменная монета в каких-то очередных игрищах перед западом-востоком-самим чертом. Принципиально ничего не поменялось, просто заборы переставили поближе к Большому театру оперы и балета. Дали возможность людям выразить свои мысли, почему-то несогласные с генеральной линией партии.

Но пройдя через ощупывания руками.

И видеокамерами.

И в строго отведенном месте.

И с мерзкой мыслью о том, А Вдруг Им За Это Вот Что-то Будет.

оттепель строгого режима