Человек с экрана. Сергей Филимонов о том, что видимо, и что за кадром - Shakal.Tøday
Вверх
Вниз

Человек с экрана. Сергей Филимонов о том, что видимо, и что за кадром

Для тысяч белорусов он давно стал олицетворением того, что говорить о мировой культуре, шоу-бизнесе и всяком таком можно и на белорусском языке тоже. И делать это профессионально. Интересно. Ярко! И оставаться на вершине десятилетиями, потому что мало любить свой продукт, его еще нужно уметь сохранять горячим. Shakal.Today задал вопросы — тут неизбежное слово — легендарному создателю программы «Видимо-невидимо» Сергею Филимонову. Говорим о нашенском шоу-бизе, экстремальном метале, зловредной России, «листопадах-славянских базарах» и, конечно же, об усах.

Сергей Филимонов. По образованию историк, но уже давно сам стал исторической фигурой на белорусском ТВ.Сергей Филимонов. По образованию историк, но уже давно сам стал исторической фигурой на белорусском ТВ.

— Недавно вы попали в список из «Тридцати белорусов, про которых стыдно спросить: «А кто это?». Каково себя чувствовать бок о бок с Позняком, Алферовым, Цеслером? Не «забронзовел» ли сразу Сергей Филимонов?

— Ко всем хит-парадам «бронзовых» статуй я отношусь с легкой иронией, ибо истины в последней инстанции вообще не бывает. Вместе с тем испытываю благодарность по отношению к тому, кто составил этот список. Значит, моя работа на ТВ и в медиах повлияла на человека. А это здорово. С другой стороны, от получения призов на местной «Телевершине» я всегда отказывался. Потому как никогда не испытывал амбиций такого сорта.

— С осени 2012 программа «Видимо-невидимо» «живет» на независимом спутниковом канале «Белсат». Чувствуете ли вы, что ваша программа нужна и сегодня, когда практически у всех есть мгновенный доступ к новостям шоу-бизнеса, в отличие от тех времен, когда о новых альбомах любимых западных групп мы часто узнавали только от вас?

— Вы всерьез считаете, что «Видимо-невидимо» о новостях шоу-биза? Приоритеты этой программы менялись много раз. Когда-то это было увлечение видеокассетами, тусовками в посольствах и на кинофестивалях, забавными событиями, розыгрышами разных предметов среди зрителей, трансляциями каких-то мероприятий… Теперь дело дошло до ностальгии по юности, до наблюдения за макро-процессами развития человеческой культуры, до контрпропаганды и рекламы поведенческих стереотипов, которые я считаю конструктивными. На примере каких-то известных в мире персонажей или актуальных событий, не обязательно новостей.  Теперь то, что появляется на всеобщее обозрение под названием «Видимо-невидимо», с одной стороны, гораздо глубже и скучнее, чем было когда-то. С другой, оно и гораздо насмешливей, ироничней. Хотя мизантропией я, как это ни удивительно, еще не захворал.

— Не чувствуете ли вы иногда себя «исполнителем одного хита»? Ну как рокер, который «выстрелил» с одной удачной песней черт знает сколько лет назад, и теперь его, уже убеленного сединами, раз за разом просят снова спеть хит 20-летней давности? А может у Сергея есть или будут еще какие-то культурологические проекты?

— Это в юности, когда работники ТВ-медиа еще не «нашли себя», они часто меняют вывески, места телевизионного сидения-стояния или лежания, названия продукта и т.п. Многие страдают тягой к такого рода переменам до старости. Теперь да, я в какой-то степени — заложник этого бренда. Но ничего страшного. Надеюсь, кто-то воспринимает мою работу, как чтение сказок на ночь. А насчет хитов — старым номерам «Битлов» или «Ролингов» уже по 50 лет! По-вашему, они не востребованы? I can't get no satisfaction. А вы в курсе, что например сериал South Park недавно размочил 20-й сезон? И что практически все ветераны сцены, кто еще способен шевелить ногами-руками, теперь воскрешены и записывают какой-то музыкальный контент? Потому что нередко это продается лучше, чем продукт т.н. «новых сенсаций». К сожалению, в теперешнем мире эклектики и узких ниш сделаться брендом удивительно трудно. Сложней чем в старые времена.

Теперь я в какой-то степени заложник бренда «Видимо-невидимо». Но ничего страшного. Надеюсь, кто-то воспринимает мою работу, как чтение сказок на ночь.

— В наши дни стало модно не смотреть телевизор, ассоциируя его с пропагандой, идиотскими ток-шоу, сериалами про ментов/бандитов и просто бесполезной тратой времени. Сергей, а вы могли бы сказать что-то хорошее в адрес современного телевидения? Представьте, что перед вами подросток, который никогда не видел телевизор, но хочет полюбить его «контент». Чтобы вы ему сказали?

— Вот здесь кнопка «вкл.». А здесь «выкл.» И не сравнивайте теперешнее ТВ «имени кремлевской пропаганды» с телеканалами, которые дают зрителю релакс, хорошее настроение или иллюзию приятного собеседника. Современный подросток, думаю, заинтересовался бы телевидением (или нет) в силу своих психологических склонностей и особенностей… И это хорошо, что модно не смотреть такое телевидение, которое сделало целью своего вещания дебилизацию зрителя.

«Мизантропией я, как это ни удивительно, еще не захворал»«Мизантропией я, как это ни удивительно, еще не захворал». Фото: Facebook Сергея

— Вы не раз говорили, что в Беларуси нет шоу-бизнеса. Что должно произойти в «стране озер и болот», чтобы шестеренки того самого шоу-биза наконец у нас завертелись?

— Должен вырасти жизненный уровень всего населения. «Средний класс» должен сделаться определяющим в обществе и способным голосовать за все своим «трудовым долларом». Должен торжествовать закон, должна исчезнуть коррупция, да мало ли что еще должно… А какой шоу-биз может быть при феодализме? Марлезонский балет? Или «крепостной театр»? 

— Белорусские власти не раз противопоставляли «нашенский» «Славянский базар» в Витебске мировым шоу, дескать, у нас все культурно и без этих вот бородатых певиц. Но даже авторы «Советской Белоруссии» критикуют этот фестиваль за его безжизненность и засилие российскими ботоксными поп-звездами. Что нужно сделать, чтобы «базар» действительно стал актуальным и даже модным?

— Таких фестивалей-конкурсов, например, в солнечной Италии — пачками, почти в каждом местечке. С их показом по ТВ чуть ли не в каждый выходной день, в течение всего года. Я всегда удивлялся тому пафосу, с которым вполне себе заурядное мероприятие пытаются представить «неведомо чем». Любое такого сорта событие может стать актуальным, если им будут заниматься меломаны, профи, а не чиновники, и приглашать туда увлеченных музыкой артистов. Как это делают интернет-порталы «Тузін Гітоў» или «Эксперты.бай».

— Вы неоднократно говорили, что любите абсолютно разную музыку. Так можно ли встретить легендарного ведущего «Видимо-невидимо» и культуролога Сергея Филимонова на, скажем, концерте групп, играющих лютый экстремальный метал? Заглядываете ли вы вообще на «темную сторону»?

— Ууу, все эти экстремальные стили очень радуют в юности. Я уверен, что человек, который способен развиваться, переживает в своей жизни увлечения разными направлениями музыки. Например, если научишься «теории чакр» и разовьешь их чувствительность, то будешь ловить кайф от фри-джаза. Но это не всегда означает потерю привязанности к экстремальным панку или металу, которые так радовали в детстве. Все зависит от человека. Кто-то сохраняет верность своим юношеским музыкальным радостям, мало обращая внимания на все остальное.

А я? Сохраняю привязанности, да. Исследую музыкальную психоделику второй половины 60-х и начала 70-х. Это удивительный период, когда формировалась современная музыкальная культура. Там было создано гигантское количество произведений, которые поражают воображение и сейчас, и которых я никогда не слышал раньше. Ликвидирую пробелы. Интересуюсь новым? Да. Но не воспринимаю штампы-стереотипы что метала, что «экспериментальной музыки», то и попсы. Волнует то, где удается обнаружить творческую находчивость и энергетику, исполнительская техника для меня значит гораздо меньше.

— 11 лет назад в Беларуси «включили» обязательные 75% белорусской музыки в радиоэфире. Сегодня эта норма распространяется только на 9 часов эфирного времени. Как вы думаете, был ли вообще толк от этого закона, или он дополнительно навредил нашему шоу-бизнесу, который и так еле дышит?

— Думаю, какой-то толк был. Хоть что-то развилось и появилось. Исполнение же этого закона было скотским, да. И никакой «белорусской» музыки.... Я не ощущал никакого «засилья» ничего беларускоязычного нигде. Наоборот, было засилье низкопробного продукта местных муз-ремесленников, который отвратил от ФМ-радиостанций рекламодателя. «Мы наступили в это говно исключительно из-за денег» (Фрэнк Заппа). Денег, правда, оно (наступ в говно) не принесло. Но толкнуло на творческие подвиги тех, кто не смог вынести этого жуткого запаха.

— Белорусская молодежь в своей массе слабо представляет, что сегодня снимается на когда-то знаменитой киностудии «Беларусьфильм». В последние годы этот легендарный бренд прочно ассоциируется со скандалами и слухами о банкротстве. «Беларусьфильм» это же все эти бесконечные и скучные картины о партизанах, да?» — примерно так говорят сегодня молодые люди о студии. Скажите как зритель и одновременно кинокритик — как нам всем поднять из руин «Беларусьфильм»? Или лучше все силы бросить на наш «Лiстапад», действительно уникальный и любимый всеми кинофестиваль, которому тоже приходится несладко? 

— А я недавно пересмотрел беларусьфильмовский «Я — Франциск Скорина», который меня интересовал в раннем детстве… По нынешним временам оказалось «очень слабое» произведение. Что там снимается теперь, я тоже не очень себе представляю.

Про фестиваль «Лiстапад» лишь повторю свою реплику из другого интервью.

Любые фестивали кино лет 20 назад утратили свое значение, как мероприятия, промотирующие фильмы для зрителей. Они превратились в места для любителей всяческих торжеств, гламура, шика, дидактики и необязательного, но провозглашаемого «хорошего тона». Причем, «хороший тон» может быть совсем разным, в зависимости от того, какое политическое направление поддерживает дирекция того или иного фестиваля. В Берлине правят бал леворадикальные господа, в Каннах — политкорректные товарищи, в Венеции — эклектичная тусовка с определенным голливудским влиянием, в Торонто — бизнес и благопристойная критика «старого разлива». Посему судьба «Листапада» на фоне всех этих процессов, которые происходят в мире, может быть любой. Все зависит от тех, кто оплачивает этот бал. Требуется ли им такой праздник, хотят ли они устроить банкет, тусовку, дискотеку с приглашением зарубежных гостей,  по принципу «после нас хоть потоп», или предпочтут не устраивать «пир во время чумы»? Учитывая, что теперь ЛЮБЫЕ артхаусные-неартхаусные фильмы широко доступны в интернете, фестиваль как таковой не имеет никакого практического значения, кроме как (возможно) мероприятие для чиновников Минкульта, событие для киноманов, которые не умеют пользоваться интернетом, или как форум просто для невиртуального обмена мнениями... С этой целью проще, наверное, сходить в какой-то клуб. Хотя, для работников госучреждений клуб под кодовым названием «фестиваль», наверное, кажется более адекватным?..

Мы постоянно наблюдаем стремление оглуплять широкую публику попсой восточной соседки, дебилизировать зрителя российскими телесериалами, и запускать в массовое сознание разного рода химер и монстров.

Качество фестиваля определяет степень удовлетворенности тех, кто принимал в нем участие. Не более и не менее. Чтобы сделать такой фестиваль как «Лiстапад» действительно ярким и полезным культурным событием, требуется сначала определиться, каким образом государство собирается (или не собирается?) подымать планку для развития общественного сознания... Куда это общественное сознание должно и может развиваться? Какие идеи? Таких целей у государства в Беларуси пока не видно. Зато мы постоянно наблюдаем стремление оглуплять широкую публику попсой восточной соседки, дебилизировать зрителя российскими телесериалами, и запускать в массовое сознание разного рода химер и монстров. Посему мое мнение о «Лiстападе» нейтрально. Если его хозяева в состоянии содержать фестиваль, как некий виртуальный остров гуманизма, торжества справедливости, символ того, что определенный уровень культуры все-таки еще сохраняется, то почему нет? Можно только выразить сочувствие организаторам. Если и такой цели нет, то смысл вечеринки (или чиновничьей птички отчетности) предельно мал.

«Из т.н. «официального эфира» меня выгнали т.н. «идеологи», засланные в нашу страну из восточной соседки»«Из т.н. «официального эфира» меня выгнали т.н. «идеологи», засланные в нашу страну из восточной соседки». Фото: Facebook Сергея

— Подготовка к эфиру 20 лет назад и сегодня. Разница исключительно технического плана или это уже абсолютно разные Сергеи Филимоновы тоже? И есть ли обида на государственные каналы за то, что вас фактически «выдавили» из официального эфира?

— Из т.н. «официального эфира» меня выгнали т.н. «идеологи», засланные в нашу страну из восточной соседки, которые, к сожалению, правят бал в информационном пространстве Беларуси. И это при рейтинге номер один (начало 2000-х) и при постоянном спросе у рекламодателей. Применение беларускай мовы в зоне популярности кажется им нежелательным. Что здесь удивительного? Если бы я руководил каким-то из государственных каналов ТВ, такой канал воспитывал бы самостоятельных людей с критическим отношением ко всему. По-вашему, это реально в теперешнем беларуском медиа-пространстве?  Тем не менее «Видимо-невидимо», которое занималось именно этим, как-то продержалось в государственном эфире РБ в течение 19 лет!!! Прикидываясь телепрограммой про песни и танцы. ;) За 25 лет работы на ТВ изменилось все. И техника, причем, несколько раз. И Сергей Филимонов. Стал стар, циничен, но сохранил «внутреннего ребенка» и не начал ненавидеть публику, как это (по их же словам) делают представители «московской попсы».

— Как начинается рабочий день бессменного ведущего «Видимо-невидимо»? Быстрый просмотр свежих новостей за чашечкой ароматного кофе и потом бегом в офис?

— Офис — это давно домашняя студия. Никакого кофе. Это крайне редко. И просмотр файлов информационных агентств крайне медленный. Пытаясь войти в резонанс с тем или иным материалом. Пытаясь понять: интересно ли это прежде всего мне?

— Недавно одиозный Никита Джигурда сбрил свою знаменитую бороду и усы. Честно говоря, актера не узнать. А Сергей Филимонов никогда не поменяет свой имидж?

— А я не знаю, кто такой Никита Джигурда. Не узнал бы этого человека на улице или где-то еще, бо не помню никаких фильмов с его участием.

И так меняю свой имидж усталого человека постоянно: пытаюсь следить за формой, периодически хожу в «тренажорку», даже соблюдаю некие диеты… А бороду и усы? Их, представьте себе, приходится красить. В натуре они давно седые. В отличие от стиля стариков с благочинными сединами мне оно не очень подходит. Благо, современные краски для бороды Just for men рассчитаны в применении на ленивого. 

Новые передачи и архив выпусков «Видимо-невидимо» можно найти здесь.